Военные корреспонденты: женщины, чье место на войне

  • Серпень 13, 2014
  • 3262
  • 0

Когда война приходит к тебе домой, она не спрашивает, какого ты пола, сколько тебе лет и не боишься ли ты случайно артиллерийских обстрелов. Вопреки стереотипу о том, что, мол, «женщинам не место на войне», в самых горячих точках можно встретить женщин, выбравших опасную, но гуманную профессию военного репортера. Три журналистки из разных стран, которые освещали ход АТО в Украине, рассказали нам, почему они это делают и с чем им приходится сталкиваться.

«Самое главное – это обычные люди»

Мария Антония Санчес-Валледжо, «Эль Паис»

maria

Славянск «под властью» Игоря Стрелкова-Гиркина был чрезвычайно опасным местом. Среди журналистов, съехавшихся со всего мира в Донецкую область, ходили легенды о бесчинствах, которые творились за высокими баррикадами захваченного города. Отправиться туда решались не все журналисты. Необходимость поехать в Славянск, проходить блокпосты и досмотры Мария назвала своим долгом перед читателями. По ее словам, она не раздумывала ни минуты и не волновалась. Но неожиданно сникла, когда увидела среди боевиков 19-летнего мальчишку, сжимавшего в руках автомат.

«Я посмотрела ему в глаза и подумала, что он мог бы быть моим сыном, –  говорит журналистка».

Военным корреспондентом Мария стала по совершенно неожиданной причине – ей всегда нравились арабские страны. А что может быть лучше для близкого знакомства со страной, чем отправиться туда в длительную командировку? К сожалению, поводы для командировок были печальные: первая война в Персидском заливе, первая Интифада, гражданская война в Алжире и, наконец, Ирак в 2003 году.

«Я очень полюбила все эти места, несмотря на то, что там происходили вооруженные столкновения, –  признается Мария. – Я считаю, что самое важное на войне –  это обычные люди, их жизнь, их чувства, их страдания, именно о них мне хотелось рассказать другим. Все мои близкие, друзья и коллеги поддержали меня в этом решении, несмотря на то, что очень волновались за мою безопасность».

Мария утверждает, что никогда не сталкивалась с проблемами или дискриминацией в горячих точках из-за того что она – женщина. Наоборот, зачастую ее появление действует успокаивающе на вооруженных мужчин. Они расслабляются, начинают шутить и охотнее делятся информацией. Единственной сложностью, особенно на начальном этапе, для нее стал недостаток технических знаний об оружии и умения с первого взгляда отличить РПГ от ПЗКР, а БМП – от БТР. По большому счету, Мария не видит абсолютно никакой разницы между мужчинами и женщинами в военной журналистике.

«Единственное различие может быть между хорошим и плохим журналистом, и это не имеет никакого отношения к половой принадлежности!» – уверена она.

«Мужчины смотрят на происходящее под другим углом»

Сабрина Тавернайс, «Нью-Йорк Таймс»

sabrina

С будущим мужем я познакомилась перед командировкой в Афганистан, а поженились мы после войны в Грузии», – рассказывает Сабрина. Отсчет своей личной жизни она ведет по календарю вооруженных конфликтов.

Первой «отметкой» в ее личной военной хронологии стала поездка в Ирак в 2003 году. Именно в этой мусульманской стране, Сабрина обнаружила, что быть женщиной иногда очень удобно в профессиональном плане.

«Для мужчины-иностранца общение с местными женщинами практически невозможно. Поэтому многим моим коллегам ничего не оставалось, кроме как сосредоточиться на освещении военных операций. Я же, надев хиджаб, достаточно легко вписалась в местное общество, – вспоминает Сабрина. – Мне очень хотелось понять суть происходящего изнутри, поэтому большую часть времени я проводила не на линии фронта, а в домах у местных жителей, разговаривая с ними и наблюдая за тем, как они живут. Многие из них стали для меня настоящими друзьями. Из долгих разговоров с ними я узнала о зачистках и гражданских столкновениях, во время которых, как оказалось, погибло больше людей, чем на самой войне. Мои коллеги-мужчины узнали об этих подробностях значительно позже, потому что они изначально смотрели на происходящее под другим углом.

sabrina1

По словам Сабрины, именно это больше всего и привлекает ее в горячих точках – возможность наблюдать за тем, как меняется общество под влиянием новых обстоятельств, и пытаться предугадать, к чему эти перемены приведут. Ее друзья восхищаются, считая, что у нее очень интересная и необычная работа. А вот родители – отнюдь не в восторге.

«Я и сама с возрастом все больше понимаю, что за мою работу порой приходится расплачиваться ужасными жертвами, –  признается журналистка. – Моя коллега Мари Колвин, с которой я познакомилась во время ливано-израильского конфликта, погибла в Сирии в 2012 году. Еще один мой хороший друг потерял обе ноги в Афганистане. Он до сих пор работает, на протезах, но я знаю, как он страдает, потому что это очень больно и тяжело».

Главное правило, которое Сабрина выработала для себя за годы работы, универсально для любого военного журналиста. Звучит оно примерно так: если уж ты решил рисковать жизнью, то сообщи своим читателям такие важные и интересные факты, которые бы были достойны этого риска.

«Мне интересно, что у военных в душе»

Инна Золотухина, «Вести. Репортер»

inna

Инна была одной из немногих украинских журналистов, которые освещали вооруженные конфликты еще до того, как война пришла в нашу страну.

«Первой моей командировкой в горячую точку была Грузино-Российская война. Вопрос, ехать на войну или нет, передо мной не стоял. Я считаю, что журналисты обязаны исполнять свой профессиональный долг –  рассказывать людям правду о всех важных событиях в мире. В том числе, и о военных конфликтах. Это наша миссия. Точно так же, как врачи должны лечить больных, а учителя –  учить детей» –  уверена она.

Работая в горячих точках и общаясь с коллегами, Инна подметила, что мужчины больше интересуются техническим оснащением военных, тем, как проходит конкретный бой. А женщинам всегда интереснее, что в душе у военных, ради, чего они сражаются и, что они при этом чувствуют. Но ни с какой половой дискриминацией ей сталкиваться не приходилось –  до недавних пор.

inna1

«Удивительно, но впервые с позицией «бабе не место на войне» я столкнулась в Украине в зоне АТО, –  признается она. –  Это были слова волонтера, которые мог помочь мне добраться на один из блокпостов под Славянском. Блокпост постоянно обстреливали, и он отказался меня провожать, объяснив свою позицию таким образом. Но я на него не рассердилась, просто нашли других волонтеров и поехала с ними. Этот человек выполняет очень важную миссию, помогает армии, рискуя жизнью. История со мной – мелочь по сравнению с работой которую он проделал».

По словам Инны, в Сирии, Ливии, Чечне и Сомали она с подобными ситуациями не сталкивалась. Туда часто приезжают женщины-военкоры, и все понимают: это нормально, эти женщины –  профессионалы и просто исполняют свой долг.

«В целом, женщинам в какой-то мере проще работать на войне, – резюмирует Инна. – После нескольких месяцев в окопах военные скорее откроют душу женщине, чем мужчине».

Алиса Сопова

Поділитись з друзями

Схожі записи Схожі записи

© 2014 Povaha.org.ua. Сайт кампанії проти сексизму у політиці і ЗМІ.
Використання матеріалів povaha.org.ua дозволено лише за попередньої згоди правовласників. Передрук матеріалів можливий за умови публікації активного гіперпосилання на сайт у першому абзаці. Редакція може не поділяти думки авторів у розділі "Колонки".
Листи зі пропозиціями та зауваженнями можна направляти на електронну адресу povaha.org.ua@gmail.com
Facebook Twitter

Система Orphus