«Швейцарские консервы» для женщин

0 11

С чем у вас ассоциируется Швейцария? У меня – со стабильностью, надежностью, обособленностью и консерватизмом. Консерватизм порою касается основополагающих свобод. Например, вы знали, что Швейцария – одна из последних европейских стран, где женщины получили право голосовать? Собственно, только 6 марта 1960 года первые восемь кантонов (единица территориального деления в Швейцарии и других странах – ред.) ввели право голоса для женщин. Знаете, сколько лет понадобилось, чтобы право распространилось на все 36 кантонов Швейцарии? 30 лет!

Женщинам в уютной Швейцарии пришлось пройти долгий и непростой путь к получению основных прав.  До конца 1950-х о женском избирательном праве здесь никто и не думал. А началось всё не в Цюрихе или Женеве, а в небольшой деревеньке Унтербех в кантоне Вале.

vote_geneve

В 1957 году в Швейцарии собирались ввести обязательную гражданскую службу для женщин. По традиции, нововведение должно было стать темой референдума. Однако  сами женщины не могли участвовать в определении собственной судьбы.

Существующая в Швейцарии автономия давала кантонам возможность самим предоставить женщинам право участвовать в местной политической жизни. И мэр коммуны Пауль Ценхаузерн принял нетрадиционное и смелое для той поры решение: он позволил жительницам деревеньки высказать собственное мнение.

И хоть речь шла не о всеобщем избирательном праве, а о голосовании в небольшом местечке, какой скандал разразился…

Эти выборы осудили не только федеральные власти и власти кантона, они стали проявлением серьезнейшего своеволия – по мнению местных жителей.

Из 86 женщин селения лишь 33 нашли в себе смелость прийти на избирательный участок, организованный в местном магазинчике, и то – после наступления сумерек: чтобы не увидели соседи.

Сегодня это маленькое село в горах называют «Грюнтли для женщин»: по аналогии с поляной Грюнтли, где был подписан первый договор о создании Швейцарской Конфедерации. Унтербех стал колыбелью феминизма в Швейцарии. Кстати, эту коммуну возглавляла женщина, занявшая впервые этот пост в исполнительной власти,  – Роза Вайссен. А первая женщина-министр в Швейцарии, едва не ставшая первой женщиной-президентом, – Элизабет Копп (в 1984 году она возглавляла Министерство юстиции и полиции) получила звание почетной гражданки Унтербеха.

История Унтербеха потрясла всю страну. И уже в 1969 году швейцарцы (мужчины, естественно) проводят референдум, дабы женщины, наконец, смогли принять участие во всеобщем волеизъявлении. Но 67% голосов по всей стране были отрицательными. (В некоторых кантонах цифра достигала 80% противников, а в кантоне Аппенцель  – больше 90% голосов против).

Martigny

Проходит еще два года – демонстрации, дебаты, публикации – и новый референдум. В 1971

году швейцарские мужчины дают разрешение женщинам голосовать. Но не на федеральном уровне, а на региональном. 6 консервативных кантонов по-прежнему голосуют против.

Интересно смотреть историческую хронику тех лет. Как часто швейцарские мужчины повторяли

немецкую формулу «места женщины»: Kinder, Küche, Kirche – дети, кухня, церковь. «Мы и сами справимся с политикой», – наиболее часто встречаемая фраза тех лет.

Однако осенью 1971 года 11 женщин вошли в Национальный совет и одна – в Совет кантонов.

Следующим шагом было принятие в 1981 году конституционной поправки, гарантирующей равные права женщин. В 1985 женщинам были предоставлены равные права в семье (до этого муж считался главой семьи, что позволяло ему односторонне распоряжаться семейными финансами и не разрешать жене работать).

Последним кантоном, «держащим оборону», стал уже упомянутый Аппенцель. Понадобилось решение Федерального суда, чтобы этот кантон согласился прислушаться к голосу женщин. И произошло это в 1990 году. Но и сегодня доля женщин-депутатов Федерального собрания составляет всего от 10 до 15%.

Директор изучения общественного мнения Клод Лонгшам в интервью телеканалу swissinfo отмечает, что с предоставлением женщинам права голоса на политическом горизонте Швейцарии появились новые темы.

vote_des_femmes-small_0

«Каждый 10 референдум в Швейцарии завершился бы иначе, не принимай там участие женщины. Например, инициатива о пожизненном заключении опасных преступников в 2004 году, а четыре года спустя – закон о неприменимости срока давности в преследовании детской порнографии.

Оба проекта прошли по результатам референдума, второй – против воли мужской части населения. Последний яркий пример – приобретение для нужд швейцарских ВВС истребителя нового поколения. Эта сделка была отвергнута именно голосами женщин», – говорит К. Лонгшам.

При этом, отмечает исследователь, швейцарки не менее консервативны, чем мужчины, которые так долго отказывались предоставлять им право голоса.

«О консерватизме швейцарок свидетельствуют и такие референдумы, как пересмотр закона о безработице в 1997 году, смягчение закона о приобретении недвижимости иностранцами в 1995 году и первая попытка понизить минимальный возраст избирателей до 18 лет в 1979 году. Все эти инициативы были отвергнуты женщинами», – цитирует Лонгшама русскоязычная швейцарская «Наша газета».

При этом в стране уже несколько лет работает национальная исследовательская программа «NRP 60», призванная заниматься объективным и субъективным изучением вопроса гендерного равенства в Швейцарии. И заниматься есть чем…

швейцария-жВ 2016 году эксперты Давосского форума отметили, что прогресса в области достижения реального равноправия и равенства шансов мужчин и женщин в Швейцарии не наблюдается. Особенно это касается вопроса оплаты труда, отмечает швейцарское издание swissinfo.ch.

Поэтому Федеральный совет, правительство Швейцарии намерены внедрить некоторые реформы. Например, компании, где работает больше 50 сотрудников, будут обязаны регулярно проводить мониторинг своей системы оплаты труда на предмет равенства мужчин и женщин.

По словам президента Швейцарской федеральной комиссии по вопросам женщин Этьеннетт Веррэ, в Швейцарии все еще царит стереотип матери, которая должна сидеть дома с детьми.

«С юридической точки зрения женщины имеют равные права с мужчинами во всех сферах, но необходимо менять стереотипы населения и развивать социальные структуры. Наш архаичный менталитет неплохо было бы подкорректировать», – считает Э.Веррэ.

Татьяна Курманова

Схожі записи

Залишити відповідь

Ваша электронна адреса не буде опублікована.